20 мая 2014 / Опубликовано в № 266

Антисемитизм как инструмент российско-украинского торга

Беседу ведут Афанасий Мамедов, Михаил Эдельштейн

С первых дней новой украинской революции в противостоянии России и Украины активно разыгрывается «еврейская карта». Но что происходит на самом деле? Антисемитизм в Украине — это реальность или ярлык, который вешают друг на друга противоборствующие стороны? Если реальность, то какова природа этого антисемитизма, кто им заражен, насколько активны и опасны его носители? Если ярлык, то кто кого и, главное, перед кем пытается таким образом скомпрометировать? Насколько вообще «еврейский вопрос» значим сейчас для Украины? На эти и другие вопросы отвечают бывший посол Израиля в России и Украине, экс-глава спецслужбы «Натив», руководитель Института Евразии при Герцлийском межотраслевом центре Цви Маген, журналист Илья Азар, политолог Илья Васильев, экс-глава спецслужбы «Натив» Яков Кедми, журналист и общественный деятель Матвей Ганапольский, журналист, общественный деятель и популярный блогер Антон Носик, президент Института Ближнего Востока, экс-президент Российского еврейского конгресса Евгений Сатановский, директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

 

ЦВИ МАГЕН Не уверен, что турбулентное состояние нынешней Украины так выгодно России и США, что они готовы поддерживать его, активно разыгрывая «еврейскою карту». О юго-восточном регионе Украины, в котором происходят сейчас главные события, могу сказать, что антисемитских проявлений здесь было всегда меньше, чем на западе Украины. Хотя утверждать это без каких-либо оговорок тяжело — достаточно просто открыть Википедию и ужаснуться количеству еврейских погромов, которые были на Украине в ХIХ веке и в первой половине ХХ века. Это лишний раз свидетельствует, что в периоды конфликтов «еврейская карта» у политиков оказывалась козырной. Вспомним также, что после Октябрьской революции на юго-востоке Украины были большие еврейские поселения и евреи принимали активное участие в возрождении региона, который и сегодня считается одним из самых промышленно развитых в Украине.

Я думаю, какие бы эксцессы, связанные с противостоянием России и Украины, ни происходили, вряд ли они перерастут в полномасштабную гражданскую войну или в то, что мы под ней подразумеваем. Но если это все же случится, еврейское население также окажется разделенным, потому что граница между русской духовностью, русским миром и украинской духовностью, украинским миром, простите уж за патетику, проходит в сердце каждого отдельно взятого человека. Даже в Израиле вы не встретите безучастных к этой проблеме людей, и у каждого из них своя позиция. Тут нет одного общего знаменателя, и в этом, наверное, главная сложность. Да, пока что мы не наблюдаем каких-то массовых эксцессов против еврейского населения. Но они могут возникнуть, такая угроза несомненно существует, и рассматривать ее следует как раскручивание конкретных интересов противоборствующих сторон.

Здесь есть еще одна проблема, касающаяся еврейского мира. Россия может использовать Ближний Восток как разменную карту в ответ на санкции США, это уже происходит. Я бы сказал, что в какой-то степени это второй фронт все той же вой­ны. Давление России на ближневосточные рычаги заметно усилилось, она увеличила свою активность в Сирии и не только… Это заметно даже по тому, как на Ближнем Востоке рассматривают украинские события и противостояние двух сверхдержав. Очень важно, что Израиль изначально занял в этом споре нейтральную позицию, которой и придерживается по сей день. В то же время позиция Израиля, естественно, ближе к России, чем к другим странам этого региона. Из-за этого уже возникают некоторые трения в отношениях с Соединенными Штатами. Как бы там ни было, менять свои позиции в этом вопросе Израиль не намерен в силу самых разных соображений. Конечно же, не последнюю роль здесь играют традиционные симпатии к России, те человеческие связи, которые возникали и укреплялись десятилетиями. Вообще, события в Украине, с имевшими там место формами политической борьбы и смены власти, а также референдум в Крыму вряд ли добавят стабильности международным отношениям. Многие комментаторы говорят о том, что украинский сценарий вполне может повториться в других местах. Например, в ближневосточном регионе, где немало застарелых конфликтов, приграничных споров и территорий, населенных, в основном, этноконфессиональными и иными меньшинствами. Не случайно эксперты-международники с начала украинского кризиса спорят о контурах нового мирового порядка, который устанавливается на наших глазах.

Антисемитская листовка.  Донецк. 15 апреля 2014 годаАнтисемитская листовка.
Донецк. 15 апреля 2014 года
ИЛЬЯ АЗАР Конечно, еврейская общественность забеспокоилась, когда в интернете опубликовали некий документ «Донецкой народной республики» о том, что евреи Донбасса должны пройти обязательную регистрацию. Была ли эта бумажка целиком ненастоящей или это была чья-то частная инициатива, неясно. В любом случае власти ДНР от нее отреклись. Мне, конечно, приходилось встречать в Крыму и в Донбассе людей, которые во всем винят жидомасонов и «мировое еврейское правительство», но ведь таких персонажей более чем достаточно и в России, и реальной угрозы они не представляют. 

Откровенно говоря, проблема с антисемитизмом в Украине мне кажется надуманной. Поверьте, сейчас там (в первую очередь на юго-востоке страны) у человека любой национальности есть серьезные шансы быть убитым, избитым или похищенным. Конечно, среди жертв насилия могут оказаться и евреи, но гораздо более реальная опасность грозит местным жителям, поддерживающим Киев, и журналистам.

В Донецкой области проживает немало евреев, им, несомненно, грозит опасность, но не большая, чем остальным жителям региона, поскольку там идет вой­на, причем с элементами гражданской. Любителями евреев бойцов в Славянске и Краматорске не назовешь, но их главная ненависть направлена на «фашистов» из Киева и их местных пособников.

С другой стороны, конечно, исключить какие-то печальные инциденты на почве антисемитизма в условиях разрастающегося хаоса на юго-востоке я не могу.

Еврейская тема за последние полгода, с момента начала Майдана, всплывала, по-моему, трижды. Сначала российская госпропаганда начала раскручивать случаи нападения на евреев в центре Киева, намекая, что они пострадали от распоясавшихся националистов. Однако местные раввины вроде бы отвергли связь Майдана и этих преступлений. Уверен, что российские СМИ просто искали любой повод, чтобы опорочить украинскую революцию. 

Впоследствии на Майдане появилась даже «еврейская сотня», состоявшая, правда, всего из нескольких человек, но ее командир, служивший в израильской армии, отрицал какие-либо проявления антисемитизма на Майдане. Еще раз про евреев заговорили, когда в президенты выдвинулся глава украинской еврейской общины бизнесмен Вадим Рабинович. Он говорил, что своим выдвижением в том числе хочет доказать, что в Украине нет антисемитизма, а есть плюрализм мнений, который выражается в том, что в президенты идут как Рабинович, так и лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош.

Да, в партии националистов «Свобода» есть политики, позволявшие себе публичные антисемитские высказывания, но и у них сейчас есть куда более серьезный и сильный враг — Россия. Даже если конфликт в Украине разрешится более или менее бескровно и спокойно, то русские, видимо, надолго останутся для украинцев неприятелями, и о евреях вспоминать будут реже. Не стоит забывать, что один из главных борцов за единую Украину сейчас — это олигарх и еврей Игорь Коломойский.   

ИЛЬЯ ВАСИЛЬЕВ Нынешний процесс пересмотра итогов войны, попытки отрицания Холокоста (или искажения его причин и последствий), а также случаи реабилитации, героизации и глорификации пособников нацизма, которые имеют место в отдельных европейских странах, безусловно, вызывают озабоченность в Израиле и в еврейских общинах всего мира. Углуб­ляется разрыв между реальными трагическими событиями военных лет и поверхностными, а зачастую искаженными представлениями граждан многих стран мира о второй мировой войне и преступлениях нацистов. Этот процесс усиливается из-за того, что живые свидетели страшного прошлого уходят, а взамен в общественное сознание проникают представления, противоречащие исторической правде. Все это может привести к постепенному распространению идеологий агрессивного нацио­нализма, ревизионизма, ксенофобии и антисемитизма среди молодежи европейских и других стран.

О снижении антисемитских инцидентов во всем мире говорить не приходится. Наоборот, в последние годы израильские и диаспоральные еврейские организации, занимающиеся мониторингом антисемитизма, отмечают увеличение таких фактов в различных странах. Очень существенно, что в парламентах Греции, Венгрии и Украины легитимно представлены партии, члены которых публично выступали и выступают с антисемитской риторикой.

Несмотря на то, что некоторые антисемитские и ксенофобские выступления на Украине случаются, они все же не являются частью европейского мейнстрима. Скорее наоборот, сегодня в Западной Европе нельзя быть публичной фигурой, респектабельным общественным деятелем, профессором в университете, журналистом в серьезной газете и при этом декларировать собственный антисемитизм (случаи Хайдера, Йоббик, партии «Свобода» и других хоть и симп­томатичны, но нетипичны). Однако, к сожалению, теперь гнойник антисемитизма прорывается в Европе иначе — он принимает «безобидную» форму борьбы против существования еврейского государства, антиизраилизма. Этот «новый» антисемитизм на самом деле совсем не нов — просто   сегодня в старых антисемитских мантрах юдофобы вместо слова «еврей» подставляют «израильтянин». Антиизраильские кампании по делегитимизации еврейского государства приводят, в частности, к тому, что естественная реакция Израиля, направленная на прекращение ракетных обстрелов мирных жителей страны, преподносится миру как действия сионистских захватчиков.

ЯКОВ КЕДМИ «Еврейская карта» стала одной из самых используемых в конфликтах, подобных украинскому. А то, что в событиях в Украине одну из главных ролей играют силы, антисемитские по своей идеологии, причем признанные таковыми и в Европе («Свобода», бандеровцы, ОУН), приводит к еще более активному муссированию еврейской темы. Сторонники Майдана пытаются всеми силами затушевать и антисемитскую идео­логию, и выступления руководителей «Свободы» и «Правого сектора», обелить сторонников и последователей Бандеры, руки которых по локоть в крови сотен тысяч евреев, поляков и русских… В свою очередь, противники нынешней власти пытаются использовать роль антисемитских кругов для дискредитации Майдана.

На мой взгляд, последние донецкие листовки — это грязная и примитивная подделка промайдановских кругов с целью обвинить защитников «Донецкой народной республики» в антисемитизме. Тем временем настоящее возрождение пронацистских партий и движений идет в странах Восточной Европы и Балтии. Их признают политически легитимной силой, относятся к пособникам нацис­тов и соучастникам их преступлений как к героям национального освобождения. Поскольку все эти партии и движения антисемитские по своей сути, поскольку все они участвовали в уничтожении евреев, это, несомненно, подогревает и реабилитирует антисемитизм в его самой уродливой и крайней форме. Но еврейские общины предпочитают этого не замечать, исходят из своих местных интересов и интересов руководителей общин. Как всегда и везде.

МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ Российская сторона среди прочих антиукраинских пиар-акций говорила о притеснении в Украине разных национальных меньшинств, в том числе евреев. Но это ничего не дало, потому что эти обвинения были сразу же резко опроверг­нуты украинским еврейским сообществом. Действительно, никаких антисемитских выходок в Украине за последнее время не было: никто не осквернял еврейские кладбища, не избивал евреев на  улицах10 января в Киеве шестеро неизвестных избили гражданина Израиля Гилеля Вертхеймера. 18 января, также в Киеве, Дов-Бер Гликман был избит тремя неизвестными и получил три ножевых ранения в ногу. 14 марта было совершено нападение на супружескую еврейскую пару, которая шла в киевскую синагогу на Подоле на субботнюю молитву. 8 апреля неизвестные вандалы осквернили могилы евреев на Таировском кладбище в Одессе. — Прим. ред.. Было то, что обычно: сторонники УНА-УНСО, последователи Бандеры выходили в западных областях на демонстрации, а представители еврейской общины заявляли протест. Те шагали, эти протестовали, не более того. Известно, что евреи становятся целью для атаки при любой политической напряженности. Но в данном случае этого не произошло: непростая история отношений с Российской Федерацией, напротив, необычайно консолидировала украинское общество. Разлом проходит не по линии украинцы — евреи, а между сторонниками единой Украины и сторонниками присоединения тех или иных регионов к России. То же, кстати, касается и востока Украины: сложные взаимоотношения с Киевом, идеи отсоединения и присоединения настолько занимают все умы, что людям не до евреев. Вообще, украинская политика принципиально отличается от российской. В России олигархи стараются вести себя очень тихо и никакой общественной жизнью не занимаются. В Украине другая история: здесь политики — ставленники олигархов, поэтому олигархи чувствуют себя более раскрепощенными. Как мы знаем, губернатором Днепропетровской области стал известный миллиардер Игорь Коломойский. Теперь в регионе спокойно, никакого желания отделяться не возникает. Бизнес-навыки Коломойского позволяют ему «разруливать» социально-политические вопросы, и это дополнительный плюс украинскому еврейскому истеблишменту в глазах общества.

Антисемитские силы, такие как «Свобода» Тягнибока, тем более «Правый сектор» Яроша, в Украине мало кого интересуют. Это доказывается их рейтингами: и они, и все прочие радикалы идут в хвосте президентской гонки. Ярош — это просто неуловимый Джо из анекдота: его никто не замечает, он вообще никому не нужен. Даже рейтинг Тимошенко упал и продолжает падать после ее скандальных антирусских заявлений. Хотя, казалось бы, именно сейчас воинственные призывы должны гарантировать политический успех. Но большинство украинского общества отторгает радикалов, любых, не только антисемитов. Куда более интересное явление — выступления российских СМИ, вскрывавших еврейские корни украинских политиков: Порошенко, Яценюка, Тимошенко. Подавалось все это под хорошим соусом: как же вы позволяете себе фашистские выходки, ведь в вашем роду есть евреи! На самом деле это была прямая провокация антисемитизма, впервые в новейшей российской истории напрямую инспирированная государством. Я не думаю, что это долгосрочный тренд, высшая российская власть, несомненно, чужда всякому антисемитизму. Вряд ли Путин знал об этих фильмах и передачах, это проблема не его, а его окружения. Но тем не менее создан печальный и опасный прецедент. При этом еврейская община России молчала. К счастью, украинская аудитория, на которую все это и было рассчитано, на провокацию не отреагировала. По-прежнему на первом месте в президентской гонке Петр Порошенко, один из «разоблаченных» российским ТВ.

АНТОН НОСИК И в России, и в/на Украине антисемитская и вообще ксенофобская риторика рассматривается местными политиками как способ заработать очки среди наиболее дремучих слоев населения. В обоих случаях речь идет именно о риторике, а не о физических погромах, в которых никто на данном этапе не заинтересован ни в Киеве, ни в Москве. Принципиальная разница между Украиной и Россией — в том, что украинские политики, разыгрывающие антисемитскую карту (Тягнибок и компания), являются маргиналами. От Порошенко, Яценюка, Турчинова, Кличко или Тимошенко цитат из «Майн кампф» не дождешься. А в России возрождается кондовый советский антисемитизм, насаждаемый сверху — силами «России 1», НТВ, «Комсомольской правды» и других кремлевских инструментов для оболванивания населения. Путин вычитал в «Майн кампф» про национал-предателей и несет это коричневое дерьмо в федеральный эфир, не смущаясь. Уровень фашизации российского общества с Украиной абсолютно не сопоставим. Но это не освобождает украинских товарищей от ответственности за своих «нациков».

Сторонники самопровозглашенной «Донецкой народной респуб­лики» у центрального офиса «ПриватБанка» во время выступлений против его владельца, бизнесмена и губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского. 28 апреля 2014 годаСторонники самопровозглашенной «Донецкой народной респуб­лики» у центрального офиса «ПриватБанка» во время выступлений против его владельца, бизнесмена и губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского. 28 апреля 2014 годаЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ Всем хорошо известно, что исторически антисемитизма в Украине не было: там никогда не происходили погромы, там за последние 300—400 лет не тронули пальцем ни одного еврея. Особенно отличились на ниве защиты еврейского населения Украины Богдан Хмельницкий, Петлюра, Бандера, Роман Шухевич, Иван Демьянюк, он же Иван Грозный из Треблинки, зарекомендовавшие себя как лучшие друзья еврейского народа за всю его многотысячелетнюю историю. Именно за вклад в украинско-еврейские отношения им сегодня в Украине и ставят памятники. На этом фоне попытки злочинной москальской влады спровоцировать рознь между практически единым украинским и еврейским народом выглядят особенно цинично. Не случайно пресечь эти провокации пытаются и олигарх Коломойский, известный своей личной порядочностью, щедростью, добросердечием, исключительной культурой поведения в отношении своих сотрудников, и Иосиф Зисельс, который с гордостью может называть себя жидобандеровцем, доказывая отсутствие в руководстве новой украинской власти фашистов, антисемитов, людей, говорящих о жидах и москалях так, как когда-то о них говорили эсэсовцы. Как некогда у каждого эсэсовца был свой любимый еврей, так сегодня у каждого еврейского активиста или олигарха в Украине есть свой любимый эсэсовец. Особенно трогательна роль представителей украинского раввината вроде Якова Блайха, которые собираются создавать группы еврейской самообороны, призванные защищать Украину от российской агрессии. Это очень напоминает юденполицай, помогавшую юденратам в годы предыдущей евроинтеграции Украины. При этом не многим лучше ситуация и в так называемой «Донецкой народной респуб­лике». Я в сортах дерьма не разбираюсь, поэтому не готов определять, какой из практикуемых в современной Украине видов антисемитизма — западенско-бандеровский или уголовно-восточный — является более опасным. Странно еврею выступать судьей в споре, если не в драке украинского и русского национализмов, точно так же странно ему пытаться ранжировать стороны гражданской войны в Украине по степени склонности к погрому. Новая украинская реальность — это безвластие, анархия, свобода рук кого угодно, война всех против всех. В этой ситуации у еврейской общины мало шансов на выживание. Украина пошла под откос, и антисемитизм там, безусловно, будет принимать самые зверские формы. Это сейчас Ярош ласково улыбается израильским дипломатам со словами, что ежели чего вдруг, то он несомненно поможет, защитит и предотвратит. Теперь что касается беседы Коломойского с Царевым, в ходе которой Коломойский сообщает Цареву, что в Мариуполе погиб некий еврей из Днепропетровска и теперь в днепропетровской синагоге за голову Царева дают миллион долларов. Конечно, Коломойский провокатор и редкостный проходимец, потому много денег и заработал. А на еврейской кровушке или нет — какая ему разница. Как говорил Жаботинский, каждая нация имеет право на своих бандитов, мерзавцев и проституток. В конце концов, у нас были Багси Сигал и Меир Лански, переживем и Коломойского. Заплатить сколько угодно за голову Царева Коломойский может. Но понимает ли он, что за его голову платить никто не будет, поскольку те, кто придет ее отпиливать, мясом не торгуют? Хотя, наверное, надежнее будет посадить на кол, осиновый, — сходство Коломойского с нечистой силой проступает все более явно.

АЛЕКСАНДР ВЕРХОВСКИЙ Если сегодня в Украине и не только в ее пределах кто-то разыгрывает «еврейскую карту», значит, она представляет интерес и имеет свою цену. «Почем» сегодня «еврейский вопрос» и как он связан с нефтью и газом — много от кого зависит. Ведь то, что происходит в Украине, большей частью дело рук не украинских исполнителей. В некотором смысле даже не суть важно, какого рода радикальные группировки — местные или заезжие — совершают на Украине антисемитские выходки, потому что телеаудитории это до лампочки, в голове застревает только сам факт. Мы знаем лишь, что та же «донецкая листовка» носила характер откровенной провокации: слишком уж художественно она апеллировала к историческому опыту Европы. Но ведь какие-то конкретные люди ее раздавали?! В отрядах самообороны Донецка, так же как и на Майдане в Киеве, каждой твари по паре. И было бы странно, если бы среди них вдруг не оказалось антисемитов, взявшихся за распространение листовки не только из-за обещанного заказчиками провокации вознаграждения, но и от чистого сердца.

Хотел бы заметить, что в Украине особого роста антисемитизма мы все-таки, к счастью, не наблюдаем. Волны его до обычных людей еще не докатились. Но тут надо понимать, что для обывателей подобного рода информация из телевизора не является серьезным мотиватором, даже если она шокирует. Всерьез людей начинают задевать случаи более массового характера, чем выходка с антисемитскими листовками в Донецке. К тому же человек должен, в конце концов, некоторое время подумать или хотя бы покрутить в голове, как ему реагировать на антисемитскую риторику.

Действительно, события этого года что-то изменили в России. На фоне украинских событий здесь, в наших российских медиа, стали появляться странные вещи, которые раньше все-таки являлись исключением. Фильм о Тимошенко и об украинских олигархах с еврейскими корнями — случай не единственный. Взять хотя бы историю, случившуюся на канале «Россия-24». Гость передачи Проханов, затронув вопрос о еврейских организациях, поддерживающих Майдан, сказал, что так евреи накличут себе новый Холокост, и ведущая передачи Эвелина Закамская не просто с ним согласилась, но и внесла свою «крас­ку». Ладно господин Проханов — тут все ясно, но прокомментировать реакцию Закамской начальство канала «Россия-24» было обязано. Впрочем, «Россия-24» — это не «Дождь», этот канал из-за нескольких неосторожных фраз не закроют.

Навскидку я бы назвал две причины сдвига, происходящего в наших СМИ в отношении темы антисемитизма. Первая связана с украинским кризисом и пропагандистской кампанией вокруг Крыма. Эти события подняли градус пропагандистской борьбы на новый уровень. Ограничения на агрессивную риторику явно ослаблены, четкую инструкцию тут не пропишешь, вот эта «либерализация» коснулась и табу на антисемитизм. Вторая причина связана с тем, что, как показывают социологические опросы, в прошлом году у нас в стране сильно вырос уровень этноксенофобии. Пока это не касается евреев, но этническая ксенофобия в публичном пространстве так устроена, что избирательной она никогда не бывает, это мы обнаружили уже давно по мониторингу языка вражды в СМИ. Поэтому наивно было бы ожидать, что подобный подъем ксенофобии не затронет евреев вовсе. Ничего не могу сказать относительно аутентичности записей Коломойского и Царева, выложенных сейчас в сеть, поскольку не имею представления о деятельности господина Коломойского. Но те, кто опубликовал эти записи, несомненно, имели целью разыграть классическую картинку «еврейского заговора»: собираются евреи в синагоге и приговаривают «русского политика» к смерти, да еще вместе с семьей. А информационное пространство украинского кризиса, и так переполненное самыми фантас­тическими слухами, готово впитывать и это. На этом фоне уж совсем легко проходят такие метаморфозы, как превращение вполне правдоподобной информации, что Коломойский поддерживает прокиевских активистов в Одессе, в болтовню про то, что Коломойский инициировал «бойню в Одессе», не раз уже названную пропагандистами «одесской Хатынью».